Нападение в уголовном праве это

Виды разбоя: квалифицирующие признаки состава преступления, когда нападение было совершено в одиночку или группой лиц по предварительному сговору

Нападение в уголовном праве это

Что такое разбойное нападение?

Разбой — нападение, совершенное лицом, желающим осуществить хищение.

Деяние подразумевает насилие, либо угрозу насилия, которое выступает в качестве отягчающего вину обстоятельства.

Является опасным преступлением, поскольку посягает совместно: на имущество, на человека (на его здоровье, жизнь). Ввиду повышенной опасности предусмотрены серьезные меры пресечения.

Нападение совершается открыто, либо скрытно. Во втором случае применяется при нахождении преступника в укрытии, за спиной у жертвы. Чаще на практике происходят открытые налеты. В обоих случаях присутствует фактор внезапности.

Хищение имущества может происходить не только при атаке на непосредственного владельца, но и на третьих лиц.

Например, жертвой преступления может стать охранник, сосед, родственник или любой другой человек, мешающий преступнику завладеть материальными благами.

Высокая опасность деяния определяет квалификацию. Даже при задержании преступника, применившего насилие, но еще не совершившего хищение, происходит оценка его действий, как разбойных.

Объект и объективная сторона преступления

Нападение – это любое агрессивное насильственное влияние на владеющего собственностью или прочего гражданина, допустим охранника.

Нападение может происходить:

  1. замаскированно, допустим со стороны спины, незаметно для пострадавшего;
  2. явно, то есть пострадавший все видит;
  3. тайно, допустим воздействие на пострадавшего каким-либо газом, оказывающим влияние на нервную систему, или прочими препаратами.

Важно! Нападением не считается, если жертва без применения насилия принимала алкоголь или прочие наркотические вещества.

Обязательный признак, указывающий на разбой – применение насильственных действий или угроза их. Данный факт несёт опасность жизни или здоровью жертвы. Для определения разбоя достаточным будет являться создание опасности здоровью.

Виды

Основные виды разбоя:

  1. Одиночное деяние. Наиболее распространенный вид преступления, при котором действующий в одиночку правонарушитель совершает проступок. Он может оказывать на жертву физическое воздействие, с помощью которого вынуждает ее расстаться со своим имуществом. Также негативное воздействие может проявляться в словесных угрозах, под влиянием которых пострадавший выполняет поставленные условия. Цель деяния — похищение имущества.
  2. По предварительному сговору, совершенный группой лиц. Атака на жертву планируется заранее. В разработке плана участвуют несколько лиц. Каждый выполняет определенные функции. Организатор определяет план действий и руководит подготовкой.
    Исполнители непосредственно совершают противоправные действия. Другие соучастники выполняют посреднические функции.
  3. С применением оружия. Применяется оружие, используется угроза применения. Оружием могут быть: непосредственные орудия (нож, пистолет и т.д.), заменяющие их предметы (лезвие, осколок стекла, арматура и т.д.).
  4. В крупном размере. Стоимость материальных благ — свыше 250 тыс.
  5. В размере, являющимся особо крупным. Стоимость материальных благ — свыше 1 млн.
  6. Причинение тяжкого вреда. Нанесению вреда, приведшего к потере органа, прекращению беременности, полной потере трудоспособности.
  7. Незаконное проникновение (в жилище, хранилище, помещение). Проход в помещения, закрытые для посторонних.
  8. Организованной группой. Преступление совершается группой, заранее сформированной для совершения данного противоправного деяния.

Что такое грабеж? Определение вы найдете на нашем сайте.

С телесными повреждениями (в том числе, тяжкими)

Под разбоем понимается нападение в целях хищения, которое сопряжено с применением насилия, опасного для жизни или здоровья. Поэтому не удивительно, что в процессе таких разбойных нападений потерпевшим причиняется вред здоровью различной тяжести.

Рассмотрим возможные виды телесных повреждений, которые могут быть причинены в ходе совершения разбоя, а также квалификацию таких действий:

  1. Если при разбойном нападении потерпевшему был причинены легкие телесные повреждения, то действия лица должны быть квалифицированы только по ч. 1 ст. 162 УК РФ. Так как ч. 1 включает в себя причинение легкого вреда здоровью, то и дополнительной квалификации по ст. 115 УК РФ не требуется.

Легкий вред здоровью представляет собой повреждения, которые не отражаясь на анатомической целостности тканей, влекут за собой кратковременное расстройство здоровья (до 21 дня) или незначительную стойкую утрату трудоспособности (до 10 %).

К таким легким телесным повреждениям относят резаные раны, колото-резаные раны, вывихи, множественные ссадины, временное нарушение функций каких-либо органов и др.

  1. Если при разбойном нападении потерпевшему причиняется вред здоровью средней тяжести, то квалификация также должна быть по ч. 1 ст. 162 УК РФ, то есть дополнительно вменять ст. 112 УК РФ не требуется.

Приведем примеры, когда можно говорить о причинении вреда здоровью средней тяжести:

  • В результате разбойного нападения лицу были нанесены повреждения, которые повлекли длительное расстройство здоровья (от 21 дней).
  • В результате разбойного нападения потерпевшему были нанесены телесные повреждения, которые стали причиной значительной стойкой утраты общей трудоспособности (от 10 до 30 %). Потерпевший лишается возможности самостоятельно обслуживать себя, а также у него отсутствует возможность работать.

К телесным повреждениям средней тяжести зачастую относят:

  • закрытые переломы различных частей тела;
  • черепно-мозговые травмы;
  • снижение зрения;
  • появление глухоты на одно ухо;
  • потеря одного пальца;
  • колото-резаные раны;
  • и другие.

Важно! Судебный врач решает в каждом конкретном случае, относится то или иное повреждение к легким телесным повреждениям или к повреждениям средней тяжести. Поэтому сложно привести исчерпывающий перечень таких повреждений.

Вывод: если в результате разбойного нападения фактически причинен вред здоровью до средней тяжести включительно, то при отсутствии иных квалифицирующих признаков, разбой рассматривается как простой.

  1. Если причинен тяжкий вред здоровью, то это квалифицирующий признак разбоя — п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. То есть дополнительно квалифицировать по ст. 111 УК РФ не надо.

Приведем примеры тяжких телесных повреждений:

  • полная потеря зрения, слуха, речи;
  • потеря какого-либо органа;
  • повреждения, создающие непосредственную угрозу для жизни — ушиб головного мозга тяжелой степени, раны грудной клетки и др;
  • расстройство жизненно важных функций человека, то есть такое повреждение, которое не может самостоятельно компенсироваться организмом человека — обильная кровопотеря и другие;
  • неизгладимое обезображивание лица
  • и другие.
  1. Если в процессе разбойного нападения потерпевший умирает, то квалификация определяется в зависимости от умысла преступника.

Рассмотрим две ситуации:

  • Иван нападает на Петра, чтобы похитить его кошелек. В ходе разбойного нападения Иван умышленно убивает Петра. В данном случае важно, что убийство происходит во время совершения разбоя. Так как имеется умысел на причинение смерти Петру, то квалификация действий будет следующая: пункт «в» части 4 статьи 162 + пункт «з» части 2 статьи 105 УК РФ.
  • Иван в процессе разбойного нападения на Петра причиняет ему тяжкий вред здоровью. В результате причиненных повреждений Петр умирает. В данном случае Иван намеревался совершить разбой и причинить Петру тяжкие телесные повреждения, однако он не собирался убивать Петра. Квалификация действий будет следующая: п. «в» ч. 4 ст. 162 + ч. 4 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Рекомендуем к прочтению:

Методики расследования разбоя

Отличие разбоя от других смежных составов

Разбой: анализ Постановления Пленума ВС № 29

Состав

Состав преступления — усеченный.

Подобный состав подразумевает, что деяние считается совершенным уже при первых актах противоправных действий.

Если преступник применял насильственные действия, угрожал их применением, его действия расцениваются как разбойные независимо от конечного результата.

Объект — собственность, личность. Особенность данного состава: наличие сразу двух объектов. Наиболее ценный из них — личность, а именно — ее здоровье, жизнь.

По этой причине применяется усеченный состав. Даже при отсутствии конечного результата — завладения имуществом, факт применения насилия, угроз формирует состав преступления.

Субъект — гражданин, достигший 14 лет. С этого возраста допускается привлечение к ответственности (по ряду преступлений).

Источник: https://system-bryansk.ru/uk/osnovnym-neposredstvennym-obektom-razboya-yavlyaetsya.html

Нападение

Нападение в уголовном праве это

Верно отмечает А.Э. Жалинский: “На протяжении многих лет признак нападения рассматривается в уголовно-правовой литературе как интуитивно ясный и тем не менее требующий казуистического толкования”*(751).

В науке нападение самостоятельно определяют сравнительно редко. Чаще его не разделяют с опасным насилием и дефинируют последнее.

Есть предложения вообще отказаться от этого термина в определении разбоя, употребив только понятие “применение насилия”*(752). А.В. Бриллиантов и И.А.

Клепицкий считают, что “правильным представляется понимание нападения как самого факта применения насилия или угроз”*(753).

Примеры определения нападения через понятие насилия есть у Б.В. Яцеленко: “Нападение представляет собой действия, направленные на завладение имуществом путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения”*(754); С.М.

Кочои: “Под “нападением” следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата (хищения) путем внезапного применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения”*(755); З.А. Незнамовой: “Нападение – это внезапное внешнее насильственное воздействие на потерпевшего”*(756).

Как мы видим, само нападение олицетворяется с насилием; вычленить из этих определений то, что присуще только нападению – не насилию – практически невозможно.

Менее выражен этот недостаток в тех определениях нападения, которые дают А.И. Рарог: “Нападение означает открытое либо скрытое неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на другое лицо, например сторожа”*(757) и И.Г.

Соломоненко: “Под нападением следует понимать активное и неожиданное для потерпевшего агрессивное воздействие, создающее реальную опасность немедленного и непосредственного применения насилия над личностью подвергшегося нападению, с целью хищения чужого имущества”*(758).

Мне больше импонирует первое определение, которое почти полностью уходит от термина “насилие”, показывая тем самым самостоятельность понятия “нападение”.

В науке есть и специальные исследования феномена нападения, прежде всего, конечно, работа Т.И.

Нагаевой*(759), в которой дается общее, распространимое на все составы преступлений, в которых оно возможно, понятие нападения: “Нападение – это процесс неспровоцированного открытого или скрытого противоправного насильственного воздействия на потерпевшего, совершаемый против или помимо его воли, либо на объекты, указанные в законе, и направленный на достижение преступной цели”*(760).

Не рискуя давать здесь собственное понятие нападения, пойдем по пути выделения признаков этого понятия. Они в науке тоже не один раз назывались (в том числе и Т.И. Нагаевой*(761)), хотя никакого единства позиций и здесь не наблюдается. В качестве примера тех признаков, которые выделяют чаще всего, приведу отмеченные А.Э. Жалинским: внезапность, агрессивность, неожиданность*(762).

Нападение*(763) как обязательный признак объективной стороны разбоя – деяние, на мой взгляд, характеризующееся следующими чертами:

– оно представляет собой внешнее агрессивное воздействие на потерпевшего*(764);

– оно внезапно, неожиданно для потерпевшего;

– оно всегда носит насильственный характер, при этом насилие может быть как физическим, так и психическим*(765);

– насилие в разбое опасно для жизни или здоровья потерпевшего.

Последний признак отличает нападение в разбое от нападения в насильственном грабеже, которое тоже вполне возможно, хотя и не относится к его обязательным признакам.

Что же касается такого выделяемого Т.И. Нагаевой признака нападения, как неспровоцированный характер, думаю, его нельзя включать в число обязательных признаков нападения в разбое, принимая во внимание высокую виктимность поведения отдельных потерпевших.

Формы нападения могут быть различными: при выстреле в упор, например, оно открытое*(766), при ударе ножом спящего или выстреле из-за угла оно тайное для потерпевшего.

К нападению Пленум Верховного Суда РФ на протяжении последних 20 лет относит и обманный способ воздействия на потерпевшего. Речь идет об обмане, связанном с использованием сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ*(767). Так, в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2002 г.

N 29 говорится: “В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой”.

Примером такой квалификации может служить дело С., осужденного Октябрьским районным судом г. Екатеринбурга 4 декабря 2001 г. по ч. 1 ст. 162 УК РФ за совершение 10 преступлений. С. признан виновным в совершении в период с 29 декабря 2005 г. по 8 марта 2001 г. 10 разбоев с применением в отношении потерпевших насилия, опасного для их жизни и здоровья. С.

подвозил потерпевших на автомашине, они употребляли спиртные напитки в его присутствии и через непродолжительное время теряли сознание. Затем потерпевшие обнаруживались в различных районах г. Екатеринбурга в состоянии токсического отравления. У каждой из потерпевших были похищены вещи и деньги.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда указала, что утверждение осужденного о том, что он тайно похитил имущество, судебная коллегия находит необоснованным, так как С.

для завладения вещами применял насилие, опасное для жизни и здоровья, а именно использовал одурманивающее вещество – азалептин, растворив таблетку данного вещества в бокале со спиртным напитком. Поэтому действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 162 УК РФ по всем 10 эпизодам преступлений*(768).

Следует отметить, однако, что приведенная позиция Верховного Суда РФ и следующих ей судов является далеко не бесспорной. По сути дела, при обманном применении сильнодействующих и подобных веществ в целях завладения имуществом отсутствуют как признаки нападения, так и признаки насилия*(769). Находит их, например, Т.И.

Нагаева, отмечая: “Нападение при разбое имеет более широкое толкование, чем в быту. Оно не обязательно должно носить стремительный, ярко выраженный характер, как и само насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего”*(770).

Не знаю, как толкуют нападение в быту, но помню о тех признаках нападения, которые сформулировала сама Т.И. Нагаева. А там есть, например, агрессивно-насильственное воздействие, т.е.

нападение должно содержать и признаки агрессии (враждебные действия по отношению к другому человеку), и насилие, которое включает применение различной силы, понимаемой в разбое как сила физическая*(771) (психическое насилие представлено угрозой насилия).

Правильнее было бы квалифицировать содеянное как тайное хищение и умышленное причинение вреда здоровью потерпевшего или его жизни*(772) (замечу в скобках, что в науке есть и иные предложения: И.Ю. Малькова, например, предлагает закрепить в ст.

162 УК РФ “в качестве конструктивного признака разбоя использование беспомощного состояния, вызванного введением в организм потерпевшего против его воли или путем обмана вещества, не представляющего опасности для жизни или здоровья, и в качестве квалифицирующего признака данного состава преступления – соответственно, сильнодействующего, ядовитого или одурманивающего вещества, опасного для жизни или здоровья”*(773)).

Исходя из изложенного, следует констатировать, что практика, в том числе в лице высшей судебной инстанции, трактует понятие нападения очень широко, фактически не придавая ему самостоятельного значения.

Поэтому, может быть, имеет смысл прислушаться к А.И.

Бойцову, который предлагает исключить понятие “нападение” из дефиниции разбоя, оставив в диспозиции указание исключительно на применение опасного насилия или угрозу его применения*(774).

Источник: https://studopedia.ru/8_69672_napadenie.html

Понятие нападения в уголовном праве (методологический аспект)

Нападение в уголовном праве это

В действующем УК РФ термин «нападение» фигурирует всего лишь в пяти его статьях: ст. 162 – разбой, ст. 209 – бандитизм, ст. 227 – пиратство, ст. 340 – нарушение правил несения боевого дежурства и ст.

360 – нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой. Заметим, что в ст.

340 УК РФ нападение характеризует не действие, а то возможное последствие, для предотврашения которого определены правила несения боевого дежурства (боевой службы), поэтому не представляет интереса в плане настоящего исследования.

Наряду с названными, в УК РФ имеются нормы, в которых законодатель хотя и не указывает на признак нападения, он все же предполагается. Это касается, например, норм о похищении человека (п. «в» ч. 2 ст.

126), захвате заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 206), а также о развязывании агрессивной войны (ст.

353) и применении запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356).

Не назван законодателем признак нападения и в ряде норм о хищениях различных предметов, однако формулировки их диспозиций, указывающие на применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозу такого насилия со всей очевидностью свидетельствуют о хищении путем разбоя, а для последнего, как известно, признак нападения обязателен.

Речь идет о хищении ядерных материалов или радиоактивных веществ (п. «б» ч. 3 ст. 221 УК), хищении оружия, боеприпасов и т.п. (п. «б» ч. 3. ст. 226 УК), хищении наркотических и психотропных веществ (п. «в» ч. 3 ст. 229 УК), хищении предметов, имеющих особую ценность (ч. 1 ст. 164 УК), путем разбоя.

Кроме того, посредством нападения нередко совершаются и другие преступления (убийство, изнасилование, хулиганство и т.д.).

Признак нападения связан с применением некоторых норм Общей части УК. Так, нападение при посягательствах на правоохраняемые объекты (ст.

37, 38 УК) служит поводом для ответных действий, то есть действий по отражению нападения либо задержанию (захвату) лица, совершающего преступление.

В обоих случаях наличие посягательства (нападения) может привести к признанию соответствующих ответных действий либо непреступными (ст. 37, 38 УК), либо совершенными при смягчающих обстоятельствах (ст. 108, 114 УК).

Таким образом, признак «нападение» может играть различную роль, что свидетельствует о его многофункциональности. Основные уголовно-правовые функции данного признака сводятся к тому, что нападение является: а) и основанием для необходимой обороны (ст. 37 УК), б) и основанием для задержания лица, совершающего преступле ние (ст.

38 УК), в) и конститутивным признаком объективной стороны некоторых составов преступлений (ст. 162, ч. 2 ст. 209, 227, 360 УК), г) и целью преступной деятельности (ч. 1 ст. 209 УК), д) и составной частью (элементом) деяния, описанного в бланкет ных диспозициях (ст. 353 и 356 УК), е) и факультативным признаком объективной стороны преступле ний (ст.

105, 126, 206 УК и др.). Многофункциональность признака нападения, его неодинаковое содержание в разных составах преступлений создают значительную сложность при определении понятия нападения в уголовном праве.

Уяснению смысла любого научного термина, раскрытию его со держания обычно предшествует обращение к общеупотребительному значению слова, обозначающего исследуемый термин, при условии, что оно существует.

Слово «нападение» является отглагольным существительным и во всех толковых словарях русского языка раскрывается через разъяснение глагола несовершенного вида «нападать». Так, согласно словарю В. Даля, нападать на кого-нибудь, значит «приступать или наступать с насилием; бросаться, кидаться»1. В словаре Д.Н.

Ушакова «напасть» означает «наброситься с целью произвести насилие; атаковать кого-нибудь, что-нибудь» . Аналогичное толкование слову «напасть» находим в толковом словаре СИ. Ожегова и Н.Ю.

Шведовой: броситься на кого-нибудь или что-нибудь с враждебным намерением, а также вообще начать действовать против кого-нибудь с враждебной целью3.

Примечательно то, что среди лексических единиц, используемых в словарях для толкования слова «нападение», наиболее часто встречаются две: 1) глаголы, имеющие общий корень «брос» (бросаться, наброситься, броситься) и 2) слово «насилие» (исключая словарь СИ. Ожегова и Н.Ю. Шведовой).

Следовательно, нападение в самом общем виде означает бросаться (наброситься), действовать против кого-нибудь или чего-нибудь с насилием. В свою очередь, глагол бросаться (броситься) толкуется как кидаться, метаться, швыряться (В.И. Даль); стремительно подбегая, накидываться (Д.Н. Ушаков).

В соответствии со ст. 37 УК РФ под необходимой обороной принято понимать непреступное причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства (нападения).

Прежде всего, необходимая оборона направлена на защиту естественных и неприкосновенных (неотчуждаемых) благ человека: жизни, здоровья, чести, достоинства, свободы и личной неприкосновенности как абсолютных и незыблемых благ, принадлежащих человеку от рождения. Государство гарантирует защиту 0 прав и свобод гражданина (ч. 1 ст.

45 Конституции РФ), ориентируя на это нормы Основного Закона (например, ст. 20-22 гл. 2 Конституции РФ) и нормы отраслевого законодательства.

В частности, раздел VII Особенной части УК РФ предусматривает уголовную ответственность за посягательства на личные права и свободы человека и в первую очередь жизнь, здоровье, личную свободу, честь, достоинство, половую свободу и неприкосновенность и др.

Сложившаяся в стране криминогенная ситуация, обстановка правового беспредела, рост количества насильственных и корыстно-насильственных преступлений требуют активного противодействия со стороны граждан любым противоправным актам1. В.И.

Ткаченко справедливо отмечает, что «бандитизм, разбой, посягательства на жизнь и здоровье людей, рэкет, терроризм приобрели характер национального бедствия…

Часто людям приходится рассчитывать только на самих себя, действовать в состоянии необходимой обороны»1.

Необходимая оборона – это не обязанность, а право человека. Именно из этого исходит уголовный закон. Указание на то, что право на необходимую оборону «принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти» (ч. 3 ст. 37 УК РФ) предполагает два вывода:

  • 1) лицо вправе отказаться от осуществления своего права на необходимую оборону в случае общественно опасного посягательства (нападения) и избежать столкновения с посягающим или прибегнуть к посторонней помощи;
  • 2) лицо вправе осуществить свое право на необходимую оборону независимо от наличия обстоятельств, позволяющих ее избежать.

Закрепление в законе права граждан на необходимую оборону является действенным сдерживающим фактором насильственной преступности, поскольку пассивность обороняющегося нередко вызывает у нападающего чувство полной безнаказанности и, как следствие этого, провоцирует эскалацию агрессивных действий с его стороны2.

Статья 37 УК РФ в редакции ФЗ от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ существенно расширила объем права на защиту от общественно опасного посягательства, исключив требование соразмерности защиты и нападения, если посягательство сопряжено с явной угрозой жизни.

Пределы необходимой обороны этого вида в принципе не могут быть превышены, так как причинение нападающему любого вреда, включая причинение смерти, будет правомерным. . В качестве основания необходимой обороны законодатель называет общественно опасное посягательство.

Это требует не только уяснения понятия «посягательство», но и ответа на вопрос, всякое ли посягательство порождает право на необходимую оборону.

По вопросу о соотношении понятий «посягательство» и «нападение» в науке уголовного права существуют две точки зрения.

Они ученые считают, что посягательство – понятие более широкое, чем нападение, и включает последнее как частный случай посягательства.

Например, по мнению Н.Н. Паше-Озерского, эти термины не равнозначны, понятие «посягательство» предпочтительнее, так как оно охватывает не только нападение во всех его видах, но и ненасильственное нарушение общественного или индивидуального интереса.

И хотя большинство посягательств, против которых на практике осуществляются оборонительные действия, выражаются в форме нападения, необходимая оборона возможна и против таких посягательств, которые не носят характер нападения, например, при краже1.

В.

Акимочкин, признавая основанием необходимой обороны общественно опасное посягательство, предлагает выделить «нападение как частный, наиболее распространенный случай посягательства», поскольку «исследование материалов судебной практики показывает, что основная масса общественно опасных посягательств осуществляется посредством нападения (95 % случаев) и необходимая оборона применяется, как правило, при нападении»2.

Page 3

Как уже отмечалось, уголовное законодательство России вводит нападение в качестве обязательного признака объективной стороны преступления в 4 уголовно-правовые нормы.

При этом в статьях 227 и 360 УК РФ о совершении нападения группой лиц вообще не упоминается, хотя групповой характер пиратского нападения с очевидностью предполагается, а для нападения на лиц и особенно – учреждения, пользующиеся международной защитой, групповой характер является характерным и преобладающим. В ст.

162 УК РФ совершение нападения группой лиц в зависимости от ее вида предусмотрено в качестве квалифицирующего или особо квалифицирующего признака. И только в ст. 209 УК РФ конструктивным признаком состава бандитизма является организованная группа.

Помимо указанных преступлений и многие другие зачастую совершаются путем нападения, которое в этих случаях выступает в роли факультативного признака объективной стороны состава преступления (изнасилование , хулиганство , насильственный грабеж , умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений , побег и захват заложников5, применение насилия в отношении представителя власти6 и др.). Посредством нападения преступления чаще всего совершаются группами. Это порождает немало вопросов, связанных с проблемой соучастия в преступлении. Первая из них касается понятия участника (исполнителя) группового нападения.

Как отмечается в литературе, «исполнитель преступления – понятие соотносительное.

Оно мыслимо только в соучастии, то есть в тех случаях, когда наряду с исполнителем действуют и другие лица, выполняющие иную функциональную роль – организаторов, подстрекателей и пособников.

Если преступление совершается одним лицом, вопрос о его роли и функциях не возникает. В таких случаях речь идет просто о субъекте преступления, то есть о лице, совершившем общественно опасное и противоправное деяние и виновно причинившее вредные последствия»7.

Несмотря на то, что закон содержит легальное определение исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ), специалистами он определяется по-разному.

Подавляющее большинство ученых определяет исполнителя преступления как лицо, полностью или хотя бы частично выполняющего объективную сторону преступления1, либо как лицо, непосредственно участвующее в совершении действий, описанных в диспозиции одной из статей Особенной части УК . Отдельные же ученые считают такое определение неточным и делают акцент на то, что исполнитель – это лицо, действиями которого причиняется ущерб общественным отношениям, что «деяние исполнителя по своей специфике таково, что нужно для возникновения последствия либо для реальной возможности его наступления. Благодаря поведению исполнителя возникает преступный результат или он становится реально возможным»3.

Не имея возможности детально проанализировать приведенные и другие определения исполнителя преступлений, совершаемых в соучастии, отметим, что понимание исполнителя как лица, непосредственно участвующего в совершении преступления, то есть выполняющего хотя бы частично объективную сторону преступления, представляется наиболее обоснованным и соответствующим закону (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Такое определение является наиболее приемлемым для характеристики участия в групповых нападениях. Но, если его толковать буквально, то оно предполагает обязательное личное, физическое совершение участником нападения действий, входящих в объективную сторону преступления. Между тем, практика постоянно сталкивается с проблемой квалификации действий тех лиц, которые, будучи активными участниками преступной группы, в конкретном нападении этой группы физически не совершают действий, образующих объективную сторону преступления, которое составляет юридическую сущность нападения, а выполняет другую роль, подчас более важную, чем физическое осуществление нападения. Теоретической основой для решения этого вопроса может служить разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, содержащееся в постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»:

«Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения)»1. Эта позиция в настоящее время разделяется большинством ученых2 и может служить теоретической платформой для признания лица участником нападения.

Как пишет P.P. Галиакбаров, «объективная сторона разбоя, если он совершается группой лиц по предварительному сговору, может выполняться каждым их участников поэтапно.

Необходимо лишь установить, что каждый участник группы совершил во исполнение задуманного преступления нападение с целью завладения чужим имуществом, или применил в этих же целях физическое либо психическое насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или фактически изъял чужое имущество»3.

Примечательно, что автор к числу участников разбойного нападения относит не только тех, кто применяет насилие, но и тех, кто осуществляет изъятие имущества, хотя эти действия находятся за пределами объективной стороны разбоя.

Источник: https://studexpo.ru/1082280/ugolovnoe_pravo/ponyatie_napadeniya_ugolovnom_prave_metodologicheskiy_aspekt

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.