Примирение сторон по ст 318 ук рф

Содержание

Статья 318 Уголовного кодекса РФ. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Правовые аспекты и юридический анализ

Примирение сторон по ст 318 ук рф

Уголовные дела

адвокат в новосибирске, адвокат по ст. 318 ук рф, деятельное раскаяние, прекращение уголовного дела, применение насилия в отношении представителя власти, примирение сторон, ст. 25 упк рф, ст. 28 упк рф, ст. 318 ук рф, ст. 75 ук рф, ст. 76 ук рф

Уважаемые читатели! В данной статье я хочу рассмотреть проблемные вопросы, связанные с прекращением уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти, на основании норм ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон.

Проблематика обозначенной темы заключается в том, что судебная практика показывает различное толкование возможности прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон по обозначенному составу преступления. 

Одни суды считают возможным прекращать такие дела, другие указывают, что объектом преступного посягательства по ч. 1 ст.

318 УК РФ выступает не только жизнь и здоровье конкретного представителя власти, но и общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов и представителей власти, в связи с чем прекратить уголовное дело по рассматриваемому составу не представляется возможным.

Таким образом, цель настоящей статьи – проанализировать действующее законодательство на предмет возможности прекращения уголовных дел по ч. 1 ст. 318 УК РФ в связи с примирением сторон, рассмотреть условия, при которых удовлетворение такого ходатайства возможно на примере конкретного дела из моей адвокатской практики.

Мною осуществлялась защита по ч. 1 ст. 318 УК РФ, факт совершения противоправного деяния доверитель не оспаривал и желал понести как можно менее суровое наказание за содеянное.

Деяние по ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, а соответственно, лицо, совершившее данное преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ – в связи с деятельным раскаянием, либо по основанию, предусмотренному ст. 76 УК РФ – в связи с примирением с потерпевшим.

В уголовном деле, в котором я принимал участие в качестве защитника, изначально не было достигнуто соглашения с потерпевшим относительно примирения, соответственно, нужно было собрать доказательственную базу для заявления ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

К таким доказательствам в частности относились:

– Письменные извинения, принесенные моим подзащитным по месту службы потерпевшего;

– Документы, подтверждающие занятие подзащитным общественно-полезным трудом;

– Всевозможные положительные характеристики (с места работы, с места жительства);

Следует учитывать, что согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

С целью установления обстоятельств влияния наказания на условия жизни моего подзащитного, а также обстоятельств характеризующих его личность, были допрошены в качестве свидетелей члены его семьи.

Собранные доказательства позволили широко раскрыть положительные стороны личности лица привлекаемого к уголовной ответственности, а также установить обстоятельства смягчающие его вину.

Установление таких обстоятельств является существенным при решении вопроса о прекращении уголовного дела как по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, так и по основанию предусмотренному ст. 28 УПК РФ – в связи с деятельным раскаянием.

На предварительном слушании уголовного дела было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, однако данное ходатайство судом удовлетворено не было.

https://www.youtube.com/watch?v=8hjuZl7Pj60

После этого были предприняты дополнительные попытки примирится с потерпевшим, на что последний в итоге согласился. В качестве возмещения причиненного ущерба, подзащитный приобрел поврежденные элементы форменного обмундирования потерпевшего, сфотографировал указанные предметы и вещи, после чего в суд было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Государственный обвинитель категорический возражал относительно удовлетворения заявленного ходатайства, указывая при этом, что примирение по ч. 1 ст. 318 УК РФ невозможно в силу того, что вред фактически причинен государству в лице представителя власти.

В качестве возражений на доводы государственного обвинителя были приведены доводы, которые мною были сделаны в ходе анализа положений уголовного и уголовно-процессуального законов на предмет возможности прекращения уголовного дела по рассматриваемому составу преступления в связи с примирением сторон, а именно:

  1. Анализ положений норм материального права ст. 76 УК РФ, регламентирующей основания освобождения от уголовной ответственности, и анализ норм процессуального права ст. 25 УПК РФ, регламентирующей порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, не содержат ограничений для прекращения уголовных дел за преступления, предусмотренные главой 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».
  2. Из положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ следует, что примирение между подсудимым и потерпевшим возможно по любым составам преступлений небольшой и средней тяжести, если подсудимый привлекается к уголовной ответственности впервые (более подробно кто подпадает под данной понятие нужно смотреть в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»). Примирение зависит от волеизъявления потерпевшего, а также от договоренности между сторонами о способах заглаживания вреда, причиненному потерпевшему.
  3. По смыслу закона потерпевшим по ч. 1 ст. 318 УК РФ признается представитель власти, то есть непосредственно то физическое лицо, к которому применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, и действующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законов не содержат какого-либо ограничения в применении положений закона о примирении сторон в зависимости от вида уголовного преследования.

Таким образом, закон не предусматривает ограничений для прекращения уголовных дел по обвинениям в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Иные условия, необходимые для прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному ст.

25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, были соблюдены, суд, учитывая доводы, приведенные мною и государственным обвинителем, постановил уголовное дело в отношении моего подзащитного обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

318 УК РФ, прекратить по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон, таким образом освободив последнего от уголовной ответственности. Поставленная цель защиты была достигнута в полном объеме.

Также можно ознакомиться со статьями и судебной практикой адвоката Спиридонова М.В. по вопросам прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием в следующих публикациях:

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

С постановлением суда по данному делу можно ознакомиться по ссылке здесь

статьей в социальных сетях Количество просмотров статьи: 14 431+10

Источник: https://xn----7sbahcid5aaq2bfgbjroq.xn--p1ai/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F-318-%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0-%D1%80%D1%84/

Примирение подсудимого с сотрудником полиции по ч.1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ

Примирение сторон по ст 318 ук рф

А кто устережет самих то сторожей?
Ювенал

Как вы считаете, возможно ли примирение с полицейским, которого публично послали на х#й и применили физическую силу без каких-либо негативных последствий для его здоровья? 

Данные преступления согласно статьи 15 Уголовного кодекса РФ подпадают под категорию небольшой и средней тяжести, и соответственно у подсудимого имеется возможность на основании статьи 76 Уголовного кодекса РФ примириться с потерпевшим.

Сложность ситуации заключается в том, что данные действия образует состав уголовного преступления по статье 319 и ч. 1 статьи 318 Уголовного кодекса РФ и являются двух объектными.

Ведь полицейский, не просто человек права которого нарушены, а он является представителем власти, и авторитет которой, пошатнулся.

Как это было на практике! 

Ко мне обратился парень, который совместно со своими друзьями решил провести вечер в сауне в обществе мадемуазелей легкого поведения. В какой-то момент между компанией и администратором сауны возникло недопонимание.

Приехал наряд полиции, конфликт имел продолжение на улице, где как раз и произошли события подпадающие под уголовную ответственность.

По сути сотрудник полиции особо не пострадал, все были на эмоциях, а далее все как обычно, задержание, допросы, 6 часов в стакане… 

Когда я вступил в дело и ознакомился с показаниями своего подзащитного, то понял, что придумывать версию бессмысленно, поскольку он все признал, свидетели пояснили то же самое, а на видеозаписи с места события было зафиксировано полное «Чикого». 

Было принято решение примиряться с полицейским. В принципе он шел на контакт, а его руководство вставляло палки в колеса. Но наши методы не оставили им шансов.

И вот первый процесс, мы заявляем ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, прокурор улыбается и говорит, что это не возможно, поскольку действия подсудимого были направлены не только в адрес сотрудника как человека, но и против власти.

Я же сослался на тот факт, что прямого запрета на подобного рода примирения в уголовном процессе не имеется, тем более, потерпевший является представителем власти и осуществляет её от своего имени, и ему ничего не мешает, также от своего имени примириться с подсудимым, ну а в довесок, привел уже имеющуюся практику по данной категории дел. Суд отложил рассмотрение дела.

В следующем процессе мы примирились, прокурор не улыбался, улыбались мы.

Суть решения:

Сторонами условия статьи 25 Уголовно процессуального кодекса РФ и 76 Уголовного кодекса РФ соблюдены. Преступления отнесены законом к категории небольшой и средней тяжести. От потерпевшего имеется письменное заявление в котором он просит прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении подсудимого в связи с примирением.

 
Преступления предусмотренные статьей 319 и ч. 1 статьи 318 Уголовного кодекса РФ являются формальными и признаются оконченными с момента публичного оскорбления, применения насилия в отношении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Для квалификации действий не имеет значения – была ли фактически нарушена нормальная деятельность органа власти.

Таким образом, непосредственным объектом данного преступления является нормальная деятельность органов власти, а потерпевшим от этого преступления может быть лишь представитель власти, а закон не содержит запретов и обязанности по делам о таких преступлениях достигать примирения с основным объектом, что в принципе невозможно осуществить в силу объективной реальности.

Так как между потерпевшим и подсудимыми в соответствии с законом было достигнуто примирение, и суд не находит оснований для отказа в удовлетворении ходатайства подсудимого о прекращении уголовного дела и преследования, иначе право предусмотренное уголовно – процессуальным законом на прекращение уголовного дела и преследования в связи с примирением сторон будет нарушено.

Уголовный процесс, каких – либо ограничений для прекращения дела в связи с примирением сторон по уголовным делам, по которым подсудимый обвиняется в совершении двух объектного преступления, не делает.

Суд находит, что ущерб, вред интересам государства причиненный подсудимым не лишает права потерпевшего и подсудимого на примирение друг с другом и прекращение на этом основании уголовного дела, поскольку государство, в том числе и в лице государственного обвинителя, согласно уголовно – процессуального закона, не может выступать в роли потерпевшего по уголовным делам.

На этом основании уголовное дело было прекращено.

Если возникли вопросы пишите в группу

Источник: https://netepenko.ru/category/advokat_po_st.318_i_319_uk_rf_spb

Статья 318 Уголовного кодекса РФ. Можно ли примириться с представителем власти

Примирение сторон по ст 318 ук рф
Уважаемые коллеги, дорогие читатели! Цель настоящей публикации – проанализировать норму статьи 318 Уголовного кодекса РФ – применение насилия в отношении представителя власти на предмет возможности прекращения уголовного дела по обвинению в совершении деяния, предусмотренного частью первой указанной статьи на основании ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ – в связи с примирением сторон, на примере конкретного дела из судебной практики.

Проблематика.

В последнее время судебная практика по ст. 318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти, идет по пути ужесточения назначаемого наказания. Такой вывод сделан исходя из анализа ряда приговоров и их сопоставления с ранее вынесенными судебными актами по аналогичным преступлениям. Можно предположить, что, с одной стороны, это мотивировано превентивной функцией уголовного закона, с другой стороны, продиктовано желанием правоприменителя защитить интересы представителей власти от противоправных посягательств. Кроме того, имеется широко распространенная практика судов, связанная с вынесением постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон по обвинению в совершении деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 318 Уголовного кодекса РФ.

Отказывая в удовлетворении данного ходатайства, суды отмечают, что объектом посягательства по ст. 318 УК РФ выступает не только физическое лицо – представитель власти, но и общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов и представителей власти.

Встречаются мотивировки, в которых указывается, что фактически потерпевшим является государство в лице представителя власти, а здоровье и жизнь, честь и достоинство гражданина как должностного лица и представителя власти являются лишь дополнительным объектом посягательства, в связи с чем прекратить уголовное дело по рассматриваемому составу не представляется возможным.

Таким образом происходит некая подмена понятий, и становится вопрос, кто же в данном случае является потерпевшим – государство или представитель власти, в отношении которого совершено посягательство.

Фабула конкретного дела.

Мною осуществлялась защита по ч. 1 ст. 318 УК РФ, факт совершения противоправного деяния доверитель не оспаривал и желал понести как можно менее суровое наказание за содеянное.
На момент окончания расследования уголовного дела не удалось достигнуть консенсуса относительно документально закрепленного факта примирения с потерпевшим – сотрудником полиции. В связи с чем, после ознакомления с материалами уголовного дела было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 28 УПК РФ – в связи с деятельным раскаянием. Разумеется, необоснованное ходатайство было бы заведомо обречено на провал, соответственно, в ходе предварительного следствия нужно было подтвердить факт наступления деятельного раскаяния в совершении преступления. Для этого были написаны письменные извинения, направленные по месту службы потерпевшего, для их доведения непосредственным начальником, в которых в частности было отражено, что обвиняемый искренне раскаивается в содеянном, готов загладить как материальный, так и моральный вред. На стадии предварительного слушания суд, рассмотрев ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, отказал в его удовлетворении. После этого было принято решение в очередной раз попробовать примириться с потерпевшим, на что последний в итоге согласился, попросив возместить ему причиненный вред, как говорится в гражданском праве – в натуре, то есть приобрести поврежденные элементы форменного обмундирования. Подсудимый приобрел соответствующие элементы поврежденного форменного обмундирования, сфотографировал их, передал потерпевшему. Далее было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. После оглашения ходатайства, выяснив волю потерпевшего, позицию защиты, суд поинтересовался у государственного обвинителя его мнением. Последний очень активно возражал относительно удовлетворения ходатайства и прекращении уголовного дела, мотивировав тем, что по данной категории нельзя примириться. В целом позиция государственного обвинителя была примерно такой же, как указывалось в начале статьи.

В итоге суд принял доводы стороны защиты и прекратил уголовное дело по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ – в связи с примирением сторон.

Резюме.

Цель настоящей статьи заключалась в анализе положений УК РФ на предмет возможности прекращения уголовного дела по ч. 1 ст. 318 УК РФ в связи с примирением сторон. Соответственно, в качестве заключения хотелось бы отразить те аспекты, которые были использованы при подготовке к защите, и свидетельствуют о возможности прекращения уголовного дела по указанному основанию:

1. Анализ положений норм материального права ст. 76 УК РФ, регламентирующей основания освобождения от уголовной ответственности и анализ норм процессуального права ст.

25 УПК РФ, регламентирующей порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, не содержат ограничений для прекращения уголовных дел за преступления, предусмотренные главой 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».

2. Из положений ст. 76 УК РФ и ст.

25 УПК РФ следует, что примирение между подсудимым и потерпевшим возможно по любым составам преступлений небольшой и средней тяжести, если подсудимый привлекается к уголовной ответственности впервые (более подробно кто подпадает под данное понятие нужно смотреть в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.

06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»). Примирение зависит от волеизъявления потерпевшего, а также от договоренности между сторонами о способах заглаживания вреда, причиненному потерпевшему.

3. По смыслу закона потерпевшим по ч. 1 ст. 318 УК РФ признается представитель власти, то есть непосредственно то физическое лицо, к которому применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, и действующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законов не содержат какого-либо ограничения в применении положений закона о примирении сторон в зависимости от вида уголовного преследования.

Таким образом, закон не предусматривает ограничений для прекращения уголовных дел по обвинениям в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Более подробно ознакомиться с правовыми аспектами и юридическим анализом по вопросу о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, можно на моем сайте по ссылке здесь.

Источник: https://pravorub.ru/cases/67107.html

Прекращение уголовного дела о применении насилия в отношении представителя власти в связи с примирением: обобщение судебной практики

Примирение сторон по ст 318 ук рф

Как известно, в соответствии с положениями статьи 25 УПК РФ и статьи 76 УК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести обязательными условиями для прекращения уголовного дела являются совершение обвиняемым преступления впервые, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым, а также то, что причиненный вред был заглажен[1].

Таким образом, в случае выполнения требований ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ потерпевший вправе претендовать на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон.

Однако в случае, если в качестве потерпевшего выступает представитель власти, прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ на практике вызывает определенные проблемы.

Связано это с тем, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести.

С другой стороны, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ считаются уголовными делами публичного обвинения. И согласно сложившейся судебной практике уголовные дела публичного обвинения прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемыми не подлежат[2].

Поэтому даже несмотря на ходатайство потерпевшего и обвиняемого прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, суд (следователь или дознаватель) крайне неохотно соглашаются с доводами и прекращают уголовные дела по данному основанию. Называя вещи своими именами, в абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы отказывают, ссылаясь на то, что прекращение уголовного дела за примирением сторон является их правом, а не обязанностью.

Возникает резонный вопрос, для чего же тогда существуют права потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, если их выполнение не является обязательным для суда (следователя или дознавателя)?

Почему выполнение воли участников уголовного судопроизводства о примирении сторон по преступлению небольшой или средней тяжести ставится в зависимость от желания органа государства?

В чем смысл невыполнения правоохранительными органами желания и воли потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого? Кому это нужно?

Вынесенные же постановления о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим вышестоящие суды нередко отменяют.

Например, судом было указано, что заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым не влечет обязательного прекращения уголовного дела.

Оно является лишь одним из обязательных условий, которые учитывает суд при решении данного вопроса наряду с другим обстоятельствами по делу и, в частности, с объектом преступного посягательства.

В тех случаях, когда примирение с таким объектом невозможно, уголовное дело прекращено быть не может, поскольку преступные действия посягают не столько на личность представителя власти, сколько на нормальную деятельность органа государственной власти[3].

Верховный суд Республики Татарстан отменил постановление суда первой инстанции за примирением сторон, поскольку объектом преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ является порядок управления в стране, а не личность потерпевшего[4].

По мнению Свердловского областного суда, фактически потерпевшим является государство в лице представителя власти, а здоровье и жизнь, честь и достоинство гражданина, как должностного лица и представителя власти, являются лишь дополнительным объектом посягательства[5].

На эти же обстоятельства указано и в других судебных актах.

Получается, что все же личность представителя власти здесь имеет далеко не самое важное значение?

Правда Конституционный Суд РФ отметил, что в уголовно-правовых отношениях «решение вопросов о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем движении, а также о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, не зависит от волеизъявления потерпевшего – оно предопределяется исключительно общественными интересами, конкретизируемыми на основе требований закона и фактических обстоятельств дела»[6].

Следовательно, по мнению судебных органов, волеизъявление и интересы потерпевшего стоят далеко не на первом месте.

Получается, что общественные интересы важнее интересов потерпевшего?

Но почему интересы общества или государства поставлены выше, нежели интересы конкретного индивида?

Однако не вдаваясь в суть дискуссии про фикцию под названием «общественные интересы», хотел бы обратит внимание на следующее.

Имеется мнение, что прекращение уголовных дел в соответствии со ст. 25 УПК РФ по делам о двухобъектных преступлениях при наличии потерпевшего возможно, поскольку уголовный и уголовно-процессуальный законы не содержат запретов для прекращения дел указанной категории[7].

Пермский краевой суд указал, что даже несмотря на доводы государственного обвинителя о том, что объектом посягательства по ст. 318 УК РФ является не только жизнь и здоровье потерпевшего, но и государственная власть и порядок управления и оставил постановление суда первой инстанции без изменения[8].

Московский городской суд также оставил без изменения постановления суда первой инстанции, которыми производством по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, было прекращено в связи с примирением с потерпевшим[9].

В данных случаях, соблюдение условий, предусмотренных ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ явилось достаточным основанием для реализации судом своего права о прекращении уголовного дела публичного обвинения в связи с примирением сторон.

Согласно обобщения практики рассмотрения районными судами Чувашской Республики уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 318 и 319 УК РФ в одних случаях судам отказывалось в удовлетворении ходатайств потерпевших о прекращении дела в связи с примирением с подсудимыми, которые впоследствии были осуждены по ст. 318 ч. 1 УК РФ, в других же случаях суды прекращали дела в связи с примирением сторон[10].

Такая неоднозначная и противоречивая эта судебная практика…

По данным ГАС «Правосудие» в Краснодарском крае имеются немногочисленные случаи прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ за примирением сторон, ограничиваясь применением положений ст.ст. 25 и 76 УК РФ[11].

Случаев прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ за примирением сторон обнаружить не удалось.

[1] п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/9/28/prekrashhenie_ugolovnogo_dela_o_primenenii_nasiliya_v_otnoshenii_predstavitelya_vlasti_v_svyazi_s_pr

Прекращение уголовного дела за примирением сторон, образец заявления о примирении с потерпевшим | Юридические Советы

Примирение сторон по ст 318 ук рф

Последнее обновление: 31.01.2020

Привлечение к уголовной ответственности не всегда заканчивается приговором и наказанием, даже если вина подсудимого бесспорно установлена. Для тех, кто оступился впервые и действительно сожалеет о произошедшем, законодателем предусмотрена возможность прекращения уголовного дела за примирением сторон. В каких случаях это допустимо и какие условия должны быть соблюдены, читайте здесь.

Что означает примирение сторон

Понятно, что не стоит понимать этот термин буквально – участники судебного процесса (так называемые «стороны») могут и не стать приятелями, дружить семьями, больше «не держать зла» друг на друга и т.д.

Более того, потерпевший может так и не простить  причиненные преступлением неудобства.

Вместе с тем, если пострадавший озвучивает требования, которые его удовлетворят и подсудимый с этими требованиями согласен, судом может быть вынесено постановление о прекращении дела.

Пример №1. В ходе рассмотрения дела в районном суде потерпевшая Никонова П.А.

, у которой были похищены денежные средства в размере 6000 рублей, заявила ходатайство о примирении, поскольку ей в полном объеме возмещен вред, причиненный преступлением (6000 рублей) и «оплачены» моральные страдания, которые она перенесла (4000 рублей, а всего на сумму 10000 рублей).

При этом потерпевшая пояснила, что не хочет даже видеть подсудимого (он был ее бывшим сожителем), ненавидит его и заявляет о прекращении только лишь потому, что не хочет длительного разбирательства по делу, но вред действительно ей возмещен и размер выплаченных денежных средств ее вполне устроил. Судом было принято решение о прекращении дела ввиду примирения.

Такой порядок применим на любой стадии уголовного дела: как в ходе дознания (следствия), так и в ходе судебного рассмотрения, регулируется он статьей 25 УПК РФ и статьей 76 УК РФ.

В то же время, количество случаев прекращения дел ввиду возмещения вреда на досудебных стадиях практически сведено к единичным.

Отчасти это объясняется тем, что правоохранительным органам нужна положительная статистика о направлении дел по раскрытым преступлениям в суд. Участникам при этом разъясняется право заявить повторно об этом в суде.

Мало кто обжалует решение следователя об отказе в примирении сторон, поскольку часто к моменту рассмотрения такой жалобы фактически дело уже находится в стадии судебного рассмотрения, поэтому смысл просьбы о признании такого отказа незаконным теряется.

Пример №2. Супруги Ивановы повздорили, в ходе конфликта Иванов избил жену, причинив ей средней тяжести вред (повредил руку). Иванова сразу же написала заявление в полицию и настаивала на привлечении к уголовной ответственности мужа.

Через несколько дней она «остыла» и пришла забрать свое заявление, так как они с мужем помирились и простили друг друга. Иванова написала новое заявление, в котором просила дело прекратить. Следователь вынес постановление об отказе в удовлетворении такой просьбы, мотивируя тем, что это право, а не обязанность должностного лица.

Получив постановление на руки, Ивановы обжаловали его в суд, указав, что таким образом нарушаются их права. К моменту рассмотрения жалобы поступило в суд и дело по телесным повреждениям. На первом же судебном заседании судом было принято решение о прекращении ввиду примирения сторон по вновь заявленному потерпевшей ходатайству.

Производство по жалобе было прекращено без вынесения решения, необходимость в котором отпала.

Кто может заявить о примирении

Согласно закону, об этом может просить пострадавшая сторона. Казалось бы, все просто – если в деле есть потерпевший, по его заявлению (ходатайству) могут принять решение о прекращении дела. При этом ему нужно будет обосновать свое обращение: в каком размере возмещен вред, принесены ли извинения, вред заглажен иным способом (например, оказана помощь в чем-то и т.д.).

В то же время, на практике возникают некоторые коллизии, которые разрешаются в каждом случае индивидуально, например:

Совершено ДТП со смертельным исходом, потерпевшего нет в живых

В данном случае, согласно нормам уголовно-процессуального закона, в деле участвует представитель потерпевшего, кто-то из родственников.

Такой представитель обладает практически всеми правами, что и пострадавший, если бы остался жив.

Вместе с тем, заявление от представителя умершего о примирении с виновником ДТП может быть и не удовлетворено, даже в случае возмещения вреда в довольно крупной сумме.

Пример №3. Сергеев П.А., управляя транспортным средством, сбил на пешеходном переходе девочку, чем причинил ей смерть. Представитель умершей – ее родная мать заявила о примирении с виновным в связи с возмещением ей ущерба в сумме один миллион рублей.

В то же время, допрошенный в ходе судебного заседания отец девочки пояснил, что с матерью они находятся в разводе уже несколько лет, в течение которых она набрала многочисленные кредиты и сейчас не оплачивает их. По мнению отца, бывшая супруга, заявляя о том, что вред заглажен, таким образом хочет решить свои финансовые проблемы.

Судом было отказано в примирении, апелляционные жалобы были отклонены, по делу вынесен приговор с назначением наказания.

Сразу отметим, что судебная практика далеко не едина в регионах, поэтому в аналогичной ситуации решение может  быть и совершенно противоположным. Но внимание суда к позиции представителя потерпевшего всегда пристальнее, чем к фактически пострадавшему.

Совершено применением насилие в отношении полицейского

Пример №4. Злостный нарушитель общественного порядка Сероглазов Р.Д. при задержании его за административное правонарушение оказал сопротивление полиции и сильно толкнул сержанта Козлова П.Р., который упал и повредил себе ногу.

Дело было возбуждено по ст. 318 УК РФ за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя полиции. В суде Козлов заявил, что они с Сероглазовым Р.Д. примирились, просил дело прекратить.

Судом было отказано в удовлетворении данного заявления, поскольку преступление направлено против государственной власти, с которой примириться нельзя. Козлов П.Р.

, как было указано в постановлении, является лишь представителем этой власти, и заглаживание лично ему причиненного вреда от телесного повреждения не влечет прекращения уголовного дела в целом.

Такие решения практически всегда остаются в силе, тогда как ранее, примерно 10 лет назад, по аналогичным статьям часто примирение с потерпевшим все же допускалось.

Бывает, что представителем потерпевшего выступают социальные службы

Такое часто встречается в случае отсутствия у детей родителей (например, преступление совершено в отношении ребенка из детского дома) или отсутствия родственников у малообеспеченных, не имеющих постоянного места жительства граждан.

В таких ситуациях заявление о заглаживании вреда от государственных представителей потерпевшего само по себе вызывает сомнение – постороннее лицо не может в полном объеме знать глубину причиненных страданий и сделать объективный вывод о достаточности размера причиненного вреда.

Обычно суды отказывают в удовлетворении подобных ходатайств от должностных лиц социальных служб.

Перед составлением ходатайства следует еще раз вспомнить те основания, по которым примирение законом допустимо:

1. На момент совершения преступления виновный не должен быть ранее судимым. Дело в том, что закон предусматривает «льготу» в виде прекращения дела только для впервые привлеченных к уголовной ответственности гражданам.

На практике возникают ситуации, когда по предыдущему преступлению человек еще не осужден или уже осужден, но приговор не вступил в законную силу.

Напомним, виновным можно считать только того, кто признан таковым вступившим в законную силу обвинительным приговором суда.

Верховный Суд РФ в своих разъяснениях подробно указал, что при наличии предъявленного, но не закрепленного приговором обвинения, лицо считается несудимым —  это означает, что примирение по повторному преступлению возможно.

Пример №5

Источник: http://juresovet.ru/prekrashhenie-ugolovnogo-dela-za-primireniem-storon/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.